banner

Мыс Чшен и гора Караул-Оба

Мыс Чшен и гора Караул-Оба


Дальнейшее продвижение на восток такси по Крыму приводит нас к первому на этом участке маршрута приметному мысу - Башенному (до 1953 г. м. Чобан-Куле - «пастушья башня», кт., ранее - мыс Агира, «земля», «поле» - гр.).

На каменистом возвышении мыса хорошо видна одинокая крепостная башня - Чобан-Куле, по ее имени и получил когда-то название мыс. В далекую эпоху генуэзской колонизации Южного Крыма это был один из многочисленных укрепленных форпостов Солдайи (Судака, где размещалась генуэзская администрация, находились консул и армия).

Круглая башня-донжон - это все, что осталось от достаточно большого, но так полностью и не достроенного замка сеньоров ди Гваско (Гуаско). Современные археологи считают, что это укрепление было возведено для защиты от набегов турецких пиратов поселения Тасили (Шелен у генуэзцов назывался Силе, поэтому новое поселение получило название Та Сили - «другая деревня»), располагавшегося, видимо, где-то поблизости.

Сохранился далее документ, в котором речь идет о необходимости «...построить оборонительную башню, которая... могла бы взять на себя, помимо антитурецкой функции, также и функцию контроля по отношению к греческим господам Готии, которые со своей стороны строят крепости вблизи Солдат, а это порождает у генуэзцев весомые подозрения...»

Однако судьба крепости-замка Тасили сложилась трагически: летом 1475 г. немногочисленные защитники спешно оставили ее, не оказав никакого сопротивления многотысячной армии Гедык-Ахмет-паши... .

Ровесница крестовых походов и завоевания крестоносцами Константинополя, путешествия Марко Поло и захвата Крыма турками - башня все еще всматривается слепыми, невидящими глазами бойниц в бескрайние морские дали. Столько лет, столько веков...

С мыса Башенного на востоке просматривается еще один, довольно крупный, выступ берега. Чтобы добраться до него, придется преодолеть довольно большое расстояние, не менее 15 км. Автомобильное шоссе проложено у самого берега моря, за полотном асфальта сразу начинается широкий галечно-песчаный пляж.

Миновав приморский поселок Морское, лежащий близ устья реки Шелен ( «веселая», кт.) и устье долины реки Ворон (от кт. «вырон» - «разорение», село многократно подвергалось разорению селевыми потоками), мы оказываемся у подножия довольно высокого (более 300 м) горного массива - горы Папая-Кая. Именно ее южная оконечность и образует мыс Ай-Фока («Святой Фока»), Крутой склон горы, нависающий над мысом, в изобилии поставляет к своему подножию обломочный материал, мелкие и крупные каменные глыбы.

Они-то и образуют в море протяженную цепочку надводных и подводных камней, затрудняющих плавание у этих берегов. Зато с моря наиболее отчетливо видны причудливые складки геологических слоев, слагающих уступ Папая-Кая. Они чем-то напоминают срез хорошего окорока, и такое впечатление усиливается, если мысленно дорисовать легко угадывающийся контур огромного куска горы, съеденного морской абразией. Можно только представить невероятную мощь и отчаянное неистовство природных процессов, создавших эту каменную картину...

Мыс Ай-Фока приберег для ботаников невероятный сюрприз, упрятав на своем клифе неизвестную доселе популяцию сосны пицундской (сосны Станкевича). Мы уже писали об этой породе, путешествуя по мысу Айя. Вплоть до середины 1990-х годов были известны только два пункта, где сохранилось редкое хвойное дерево - Айя и Новый Свет. И вот. однажды авторы заглянули заострый скалистый козырек обрыва на мысе Ай-Фока...

Каково же было наше удивление, когда взору открылся небольшой сосняк на отвесной стене! Около сотни деревьев прилепились к трещинам и уступам, плавно покачивая размашистыми игольчатыми ветвями. Как получилось, что не одно, не два дерева, а целый древостой оказался спрятанным от людских глаз прямо на черноморском побережье? Кроме того, что сосен не видно сверху, они незаметны даже снизу, так как от наблюдателя, идущего по береговой тропе, их заслоняет протяженный скальный уступ!

Четыре километра разделяют Ай-Фоку и ближайшую популяцию сосны пицундской на мысе Чикен. Наверное, для иных земель это не расстояние, но на нашем миниатюрном полуострове, где за каждым мысом природа поворачивает свой калейдоскоп, четыре километра порой идут за четыреста. И на каждом километре нас ждут открытия!

Своеобразная топонимия этих мест определенно имеет православные греческие корни. Мыс, например, назван в честь известного Святого мученика Фоки. Папая-Кая переводится буквально как «гора священника», а название горы Панея связано с именем Богородицы - «Пресвятая».А находящийся буквально в двух шагах от мыса Ай-Фока мощный левый приток реки Шелен также назван в честь святого - Ай-Серез (« Сергий»). Из сказанного может следовать только одно: такое средоточие сразу нескольких православных топонимов на сравнительно небольшой территории свидетельствует, конечно, о ее сакральном, древнем значении.

За мысом Ай-Фока уютно расположилась сравнительно небольшая Кутлакская бухта, в вершине которой спряталось среди виноградников устье одноименной южнобережной речушки. С востока акваторию бухты защищает скалистая гора Караул-Оба («дозорный холм»), выступающая в море живописным мысом Чикен («осевший», «обвалившийся», кт.). Однако, на самом деле, это преддверие восхитительной сказки под названием «побережье Нового Света».