banner

Побережье Крыма

Побережье Крыма


Крупных островов у побережья Крыма практически нет. Тем не менее, огромные каменные глыбы—кекуры (скала Дива в Симеизе, Адалары в Гурзуфе), останцы древней суши (скалы Элькен-Кая) и песчаные намывы (Лебяжьи острова или острова Сиваша близ Красноперекопска), разбросанные у крымских берегов, и создают неповторимую мозаику крымского прибрежного ландшафта.

А что же скрывается по другую сторону линии прибоя, в таинственном и чудном «Зазеркалье Алисы»?

Побережье Крымского полуострова окаймляет так называемая материковая отмель, шельф. Простираясь от уреза воды до глубины около 100 метров, шельф представляет собой именно ту самую сушу, которая однажды полностью исчезла в результате Черноморского потопа. Материковая отмель очень полого наклонена в сторону глубоководной впадины моря, медленно-медленно нарастают глубины: 50, 70, 100 метров...

Неожиданно шельф довольно резко переходит в материковую ступень, крутой уступ, уводящий в настоящую бездну, на глубину более 2-х километров - это и есть существовавшее семь с половиной тысяч лет назад «Черное озеро», глубина которого еще тогда намного превышала рекорд современного озера Байкал, самого глубокого, кстати, в мире...

Несмотря на то, что о подводных каньонах у берегов Крыма геологи всерьез заговорили всего несколько десятков лет назад, на самом деле они были открыты достаточно давно, в XIX веке. Еще в далеком 1868 г. во время промеров глубин для предстоявшей прокладки англо-индийского телеграфного кабеля, связавшего «владычицу морей» с ее крупнейшей колонией, наличие подводных каньонов на крымском шельфе впервые установил капитан-лейтенант Российского флота Л. Кумани.

Уже современные исследовательские работы с использованием, в том числе, глубоководных обитаемых аппаратов позволили не только подтвердить открытие российского морского офицера-гидрографа, но и существенно расширить наши представления об этих интереснейших и коварных элементах морского прибрежья.

Действительно, крымский уступ материковой ступени расчленен многочисленными подводными каньонами - затопленными руслами рек, впадавших когда-то в «Черное озеро». Причем движение донного материала в подводных каньонах, подобно тому, как это происходит в руслах рек, не прекращается до сих пор. Давным-давно перестав быть настоящими реками и оврагами, подводные каньоны превратились в настоящих «пожирателей» крымских пляжей.

Рыхлый обломочный донный материал из самой прибрежной части шельфа очень медленно (а в некоторых случаях - катастрофически быстро) буквально «засасывается» в подводные каньоны, чтобы в конце концов скатиться на дно самой глубоководной части черноморской впадины...


Донный рельеф Крыма



Побережье Крыма


Для того, чтобы это достоверно установить, морские геологи специально высыпали в верхней части подводных каньонов икряную железную руду из Керченских месторождений, а потом в течение длительного времени отслеживали ее поведение на дне.

Напоминающие своей формой настоящую икру «шарики» постепенно, иногда с довольно высокой скоростью, неизменно перемещались именно в направлении каньонов и, наконец, исчезали в их ненасытной утробе. Так что наиболее значительная доля ответственности за нарастающие темпы сокращения площади крымских пляжей приходится именно на эти, невидимые с поверхности моря «поглотители берегов».

Берега Крыма в основном простираются в пределах умеренного климатического пояса нашей планеты, и только южный их участок - от мыса Фиолент до мыса Святого Ильи (Крымское Субсредиземноморье) - находится в субтропиках средиземноморского типа.

Весьма своеобразное географическое положение (Крым находится на равном расстоянии от экватора и Северного полюса Земли, «посредине») определяет особенности климата берегов полуострова, в особенности характера и годового хода температур воздуха и воды, атмосферных осадков.

Наиболее жаркими, где температура воздуха в середине лета превышает (нередко, довольно намного) 23°, являются, кроме Южнобережья, разумеется, районы побережья в вершине Каламитского залива, Керченский полуостров и Присивашье.

На остальных участках берегов Крыма — Тарханкутский и Гераклейский полуострова - температуры несколько умеренней. Абсолютный максимум температур в Крыму составляет более 40°, но, слава Богу, на побережье летом существенно сказывается охлаждающее действие моря: хоть и на 5 градусов, но здесь все-таки прохладнее.

Зимние холода наименее ощутимы на юге и востоке Керченского полуострова, а также на Тарханкуте (средняя температура января от -1 до -0,3°).

Чуть холодней в Присивашье, на севере Керченского полуострова и на северных берегах полуострова. Самыми теплыми, с положительными средними температурами, остаются берега Гераклейского полуострова и, конечно, благословенное Южнобережье ЮБК. Вполне безобидную картину распределения зимних температур «портят» данные о самых низких их значениях. Практически на всем побережье, кроме небольшого участка между Ласпи и Семидворьем, столбик термометра иногда может опуститься до совершенно экстремальных значений: до -20; -30°...

Температура воды в Черном и Азовском морях у берегов Крыма далеко не всегда и тем более не везде совпадает с температурой воздуха. Это связано с глубиной моря, направлением ветров и морских течений. Летом наиболее теплыми являются мелководные акватории Каркинитского, Каламитского, Феодосийского заливов, Керченского пролива и Азовского моря, где вода напоминает, скорее, парное молоко.

У берегов Южнобережья, где полоса мелководного шельфа совсем узенькая, вода в море, конечно, попрохладней. Зимой мелководные участки моря быстрее отдают накопленное за лето тепло и сильнее охлаждаются. Зато более теплыми остаются морские воды у Южного берега Крыма - прибрежная акватория превращается на этот раз в своеобразный тепловой конденсатор.

С этим феноменом связано одно из интереснейших явлений, которые можно увидеть у берегов Крыма.

При вторжении на Черное море с континента холодных масс арктического воздуха, что происходит, как правило, при северовосточных ветрах, наблюдается так называемое парение моря. Представьте себе теплую крымскую осень: последние солнечные дни как бы прощаются с нами до весны. Еще небо ослепительно голубого цвета, еще морская гладь собирается с силами перед тем, как разразиться неистовыми зимними штормами...

И вдруг - с востока на море быстро, буквально на глазах, наползает белое, как снег, покрывало из низких облаков. Быстро скрываются из виду прибрежные скалы, островки, подножия мысов. Еще немного и вместо Черного моря перед вами - сплошное и безграничное белое одеяло тумана.

При некоторых условиях парение моря может достигать самых верхушек мачт корабля и продолжаться от 2 до 8 часов кряду. Тогда-то и начинают заливаться протяжным воем маячные сирены, гудки (раньше это были колокола), предупреждая моряков о близости коварного берега, заставляя отдавать якоря, ложиться в дрейф, чтобы переждать «белую мглу»...

Естественный годовой ход температуры воды в морях, омывающих Крым, может резко и существенно изменяться. Причиной подобных явлений (так называемых сгонов) являются ветры, буквально отгоняющие теплую воду от берега.

На место прогретого солнцем слоя из темно-синей бездны поднимаются холодные, ледяные водные массы. Редко кто отважится в это время искупаться, температура воды может опуститься даже до 9°.