banner

Мыс Лукулл

Мыс Лукулл


К югу от Тарханкута характер побережья постепенно изменяется: на смену протяженным песчано-ракушечным пересыпям соленых озер Кизил-Яр («красный овраг», кт.) и Богайлы (второе название - Кунтуган — «солнцем рожденный», кт.) приходит высокий береговой уступ, сложенный рыхлыми континентальными отложениями - так называемой таврской свитой (по имени племен, населявших Горный Крым еще до Геродота и скифов).

У подножия многометрового приморского обрыва протянулся неширокий пляж, на котором тут и там попадаются целые фрагменты упавших сверху блоков береговых отложений - суша в этих местах последовательно отступает, формируя сложный обвально-оползневой рельеф.

Причем темпы отступления берега на этом участке достаточно высокие, в отдельные годы они достигают от 2-3 до 10-12 метров. Это и понятно - в верхней части уступа, параллельно берегу, зияют многочисленные протяженные трещины, настоящие рвы отседания, нарушающие целостность берега.

Впервые на нашем маршруте встречаются устья современных рек. В этих местах, прорезав неглубокие долины в поверхности плоской низменной равнины, впадают в Черное море почти пересыхающий Булганак («мутить», «взбалтывать», кт.) и всегда полноводная Альма («яблоневая», кт.).


Альма и мыс Лукулл в Крыму



Название этой реки возвращает нас в далекое и трагическое прошлое. Здесь произошло, пожалуй, самое трагическое сражение Крымской войны 1853-1856 гг. Именно на берегах Альмы 8 (20) сентября 1854 г. в результате численного и технического превосходства англо-французско-турецкие союзники разгромили русские войска под командованием адмирала А. С. Меншикова.

Среди садов и виноградников, занимающих почти всю плодородную долину, до сих пор можно найти латунные пуговицы от мундиров, тяжелые свинцовые пули, съеденные ржавчиной клинки, эфесы сабель и палашей - памятники ожесточенной битвы народов...

Мыс Лукулл


Сразу за устьем Альмы практически ровный, как будто проведенный под линейку берег вдруг поворачивает под прямым углом к западу. Возвышенный участок левого борта долины Альмы резко переходит в высокий (до 50 м) мыс Лукулл, замыкающий с юга Каламитский залив. У подножия обрыва громоздятся огромные скальные плиты - продукты разрушения берегового уступа.

Так и просится предположить, что мыс назван в честь знаменитого римского полководца и обжоры Луция Луциния Лукулла (вспомните из истории «лукулловы пиры»), разгромившего войска Митридата Евпатора. На самом деле мы, как и во многих других случаях, имеем здесь дело с искаженным всего 200 лет назад старым тюркским топонимом Улукол - «большая рука».

Мыс Лукулл почти не осложняется боковыми выступами. «Неровности» образуют два небольших мыса - Керменчик («крепость», «крепостца») и Тюбек (от «тюб» - «дно», «низ», кт.), лежащие на его правом плече. Продолжая мысль о неслучайности возникновения древних географических названий, попытаемся объяснить происхождение топонима Керменчик - «маленькая крепость».

Хотя сейчас на мысе Керменчик не осталось и следов какой- либо крепости или хотя бы одинокой каменной башни, тем не менее, они здесь все же были. Археологи не без основания предполагают, что у мыса располагалось античное греческое городище Палакион, названное в честь преданного друга легендарного Ореста.

Здесь же раскопано самое крупное приморское городище скифов - Усть-Альминское, как условно окрестили его археологи, - оно лежало на самом пути из Херсонеса в Керкинитиду. Защищенное от неприятеля естественными преградами, крутыми приморскими обрывами и укрепленное земляным валом и рвом, городище все-таки не устояло под мощным натиском войск Диофанта и было полностью разрушено.

Современным археологам досталось лишь раскапывать античный некрополь и ломать голову над вопросами происхождения, названия и дальнейшей судьбы города, на руинах которого постепенно формировалась новая и необычная греко-варварская культура...

Но не только античные развалины и сокровища некрополя интересны для людей на этом месте. У мыса Лукулл, привлекая любопытных дайверов, на морском дне покоятся еще и остатки турецкого парусника, а на траверсе пляжа у с. Песчаное, почти у самой поверхности воды, виднеются ржавые надстройки затонувшего эсминца.

Именно с акваторией моря у берегов мыса Лукулл связаны таинственные случаи появления в море «огненных столбов».
Во время знаменитого Крымского (Ялтинского) землетрясения 1927 года наблюдатели фиксировали многочисленные и непонятные природные явления:

«...в море землетрясение сопровождалось появлением огня...»

«В Евпатории в 2 ч. 48 мин. - на море наблюдалась вспышка огня белого цвета...»

«В Севастополе в 3 ч. 31 мин. - вспышка огня высотой 300 м, шириной 1,3 морской мили...»

«...пост Лукулл в 3 ч. 41 мин. Наблюдал огненную вспышку высотой около 300 м, шириной около 1 морской мили». При этом отмечалось «вскипание спокойного моря», «запах тухлых яиц...»

Несмотря на то, что эта информация была рассекречена совсем недавно, среди населения возникла самая настоящая паника: «Черное море вот-вот взорвется...», - однако еще тогда, в далеком 1927 г. видные ученые-геологи все же пришли к выводу о том, что «вероятнее всего, причиной возгораний во время землетрясения были выбросы метана по тектоническим трещинам со дна моря, и ни о каком взрыве Черного моря не может быть и речи...».

Наше междугороднее такси в Крыму доставит вас в Угловое и Песчаное, на мыс Лукулл и мемориал Альминского сражения.