banner

Тессели в Крыму

Тессели в Крыму


Между Ласпи и Форосом, куда наше междугороднее такси из Севастополя в Ялту везет вас вдоль ЮБК, по соседству с «Зарей», водруженной прямо на месте старинной «Комперии», находился еще один закрытый объект — «Тессели». «Тессели» переводится с греческого как «тишина».

Уединенное место на суетном Южнобережье было когда-то подарено Советским правительством А.М. Горькому (в обмен на возвращение с острова Капри), а затем перешло в руки ведомства, о котором не принято было говорить громко. Среди ботаников ходили слухи о том, что за высоким забором санатория для тех, кого не называли вслух, растет неизвестное растение, признаки которого не подходили ни под какие мерки: цветет ранней осенью, а цветок, как у весеннего цикламена.

Из густо поросшего мхом и плющом небольшого естественного грота, где еще во времена Горького в Форосе хранили молочные продукты, весело вытекала студеная ключевая вода, а вокруг расцветали, задумчиво глядя вниз, розовато-лиловые цикламенчики с характерными, отвороченными наверх лепестками! Жаждая прильнуть поближе к тенистому сырому источнику, их разноразмерные клубни мостились друг на друге, подобно картофелинам в гурте.

Растение словно специально пряталось столько десятилетий от людского взора, потому что его листья необычайно похожи на плющевые! Оказалось, этот вид так и зовется: цикламен плющелистный, или неаполитанский. Родом он из Средиземноморья, поэтому сразу же возник вопрос: как он попал в Крым?

Первое, что пришло на ум: кто же, если не Горький, мог привезти сюда цветок, и откуда же еще, если не с Капри! По рассказам местных жителей, Алексею Максимовичу, с его больными легкими и сердцем, еще доставало сил и желания повозиться в парке с лопатой и граблями. Однако Анастасия Цветаева, сестра великой поэтессы, в своих воспоминаниях, наоборот, отказывала великому пролетарскому писателю в любви к ландшафтному дизайну.

А история всегда была старше, чем Советская Страна. Имение «Тессели» в Крыму, переданное Кремлем А.М. Горькому почти так же, как сегодня юный повеса дарит девушке украденную «мобилку», сначала принадлежало генералу Н.Н. Раевскому-младшему.

Храбрый офицер и страстный цветовод (почти как Ламарк), он воплощал идеалы своей, казалось бы, несовместимо двойственной натуры, превращая военные укрепления и крепости в подобие монастырских садов. Даже во время боевых действий на Кавказе Раевский умудрялся собирать новые для него растения, запихивая их за пояс!

Ведя обширную корреспонденцию, Николай Николаевич получал семена, откуда только мог, в том числе из Севастополя, и затем с любовью выращивал диковинки в любимом имении «Тессели». Дубликатами богатой коллекции Раевский щедро делился с соседями, за исключением Компера, с которым у него отношения не сложились, даром, что у обоих было общее хобби. Зато со Стевеном они очень дружили. И с Пушкиным...

Не осталось ни планов посадок, ни списков растений, украшавших когда-то клумбы имения «Тессели», но мы-то с вами знаем теперь, кто на самом деле посадил здесь неаполитанский цикламен!